Интервью с Теоной Томи I Переменам Быть!
Истории и люди

Интервью с Теоной Томи: «Если это твое, оно обязательно вернется в твою жизнь»

История о том, как любимое дело вернулось в жизнь героини.

Есть такие люди, после общения с которыми становится тепло на душе. Есть такие рисунки, после которых жизнь становится чуточку приятнее. А есть такие люди, которые рисуют сказочные рисунки, и, благодаря им, сама жизнь становится чуть более сказочной, менее сложной и более приятной. Это интервью записано как раз с таким человеком — волшебной Теоной Томи. Устраивайтесь поудобнее, история перемен Теоны — та еще сказка!

Интервью с Теоной Томи I Переменам Быть!
Сохранить в Pinterest

Я: Доброе утро, Теона! Спасибо, что нашла время на беседу.
Т.Т.: И тебе привет!

Я: Давай начнем с того, кто такая Теона Томи сегодня?
Т.Т.: Раньше я позиционировала себя как иллюстратор-сказочница, но сейчас стала делать шаги в направлении более серьезных вещей. Мне все больше заказов стало приходить не из сказочной тематики. Также я сейчас прохожу обучение на психолога и пытаюсь увязать все вместе. Поэтому пока непонятно, кто такая Теона Томи сейчас, все в процессе.

Я: У всего этого есть какой-то общий знаменатель?
Т.Т.: Я очень хочу сложить рисование и психологию и сейчас как раз этим занимаюсь. Я запускаю социальный проект. Не каждый человек может позволить себе терапию, поэтому я придумала проект “Школа веры в чудеса”, в котором каждый человек может пройти-прожить какую-то свою тему. Изначально все было задумано для подростков, но впоследствии проект был перестроен под всех желающих.

Я: Что представляет собой проект?
Т.Т.: Это своеобразная онлайн-игра с моими консультациями. Будет квест с рисунками и полезными инструментами. Так что, если вернуться к твоему первому вопросу, я, наверное, становлюсь психологом-иллюстратором, но что будет дальше, я не знаю.

Я: Какое интересное сочетание и какой увлекательный проект! К нему мы еще вернемся, а пока давай начнем раскручивать твою историю. Пойдем в детство?
Т.Т.: Чего же не пойти, пойдем! В моей семье вообще никто и никогда не рисовал. А я начала. При этом уже в раннем детстве вместо палочек и закорючек у меня уже были вполне осознанные картинки, например, принцесса с копытами (смеется). Видя это, мама отдала меня в художественную школу, где меня взяли на 3 класса выше, чем я должна бы была пойти согласно моему возрасту. И там все было хорошо.

Я: Принцесса и копыта всем нравились?
Т.Т.: (смеется) Да! Но через 2 года меня перевели еще на 2 класса выше, и вот там уже начались проблемы. Подросткам не нравилось учиться с такой малявкой как я, и они стали меня задирать. Мама перевела меня в другую школу, с которой мне повезло еще меньше.

Я: Почему? Что там случилось?
Т.Т.: Там случился преподаватель, который, видимо, был расистом и называл меня исчадием Сатаны.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Я: Ничего себе! Сколько тебе тогда было лет?
Т.Т.: Мне уже было лет 13, сложный возраст. Преподаватель по всякому портил мне жизнь и допортил до того, что я не пришла на выпускные экзамены. Вместо меня пошла моя подруга, а когда она проявила фотографии с экзамена, я поняла, что под моим именем вообще были записаны не мои рисунки. И за них мне поставили “тройку”.

Я: За чужие рисунки??
Т.Т.: Да, но я была очень робкая и не пошла разбираться с этой ситуацией.

Я: Сочувствую. Что было дальше?
Т.Т.: Я поступила в институт на бюджетное отделение по специальности “Дизайн ткани”.

Я: Почему эта специальность?
Т.Т.: Меня готовили к поступлению достаточно сильные преподаватели, которые показывали мне как работают европейские фабрики и дизайнеры. Мне это было очень интересно, плюс я любила рисовать разные декорации, которые хорошо бы легли на ткани. В институт я шла с большими надеждами.

Я: Я слышу в голосе “но”?
Т.Т.: Еще какое. Оказалось, что российская тканевая промышленность была совсем не похожа на европейскую. Она до сих пор оставалась где-то во временах Советского Союза.

Я: В чем это проявлялось?
Т.Т.: Отрицалось абсолютно все новое. Что бы ты не делал, тебя одергивали и говорили, что так не должно быть, не может быть и вообще это все ерунда. Когда только появился Photoshop, и я в нем сделала первые тканевые паттерны, принесла в институт, мне сказали, что у меня не все в порядке с головой, что все нужно делать только руками, никакого компьютера и так далее. После такого летом на практику меня никто не взял. Пришлось драить парты в институте вместо работы на фабрике.

Я: Очень творческое занятие.
Т.Т.: Да, я здорово драила парты, но как на специалисте на мне поставили крест и записали в отстающие. На четвертом курсе преподаватели хором поставили мне “двойки” по многим предметам. В институте была такая система, что при трех неудах ты автоматически вылетаешь с бюджетного отделения. Тогда мне даже пришлось позвать на помощь маму, которая обычно не участвовала ни в моих школьных, ни в институтских разборках. Но от таких оценок была в шоке даже она, поэтому пошла в деканат. Был дикий скандал, но меня оставили в институте, исправив оценки на “тройки”. До ГОСов ко мне, в принципе, больше не придирались, но на диплом выделили мне самую старую и самую склочную руководительницу.

Я: Оооо.
Т.Т.: Все мои сокурсницы выбирали тему диплома, мне же дали ее принудительно — меровинги (древняя династия) и точка! В общем, музейная история, которая мне совсем была не близка.

Я: И что ты делала?
Т.Т.: Мне пришлось месяц провести в Эрмитаже буквально в обнимку с этими меровингами. Зато меня полюбили все бабулечки в Эрмитаже (смеется), давали мне стулья посидеть. Так я и работала над дипломом.

Я: Как прошла защита?
Т.Т.: Триумфально.

Я: Даже так? Что произошло?
Т.Т.: К нам на защиту приехала комиссия из Москвы, захватив с собой и заграничных коллег.

Я: И там-то твой Photoshop оценили? (смеется)
Т.Т.: Ты что! Photoshop мне после первого раза и запретили. Сказали, что все эти технологии никогда не будут использоваться и все это ерунда.

Я: Тогда что же было на защите?
Т.Т.: Я стояла в своем самом дальнем и темном углу и жутко нервничала. После непродолжительного совещания представитель комиссии из Москвы встал и сказал: “У нас к девушке нет никаких вопросов. Пятерка с плюсом, безупречная работа, высокий уровень исполнения. Единственная из группы, к кому нет никаких вопросов и замечаний”. В этом месте весь мой преподавательский состав вскочил и затараторил: “Как нет вопросов? Это же самая слабая студентка!”. Но вопросов не было и мне единогласно поставили высший балл.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Я: Что было после диплома?
Т.Т.: После получения диплома мои силы закончились. Все эти годы, которые мне твердили, что я бездарность и ничего не понимаю в дизайне и рисовании, сделали свое дело. Я спрятала свой диплом и постаралась забыть о том, что вообще когда-то училась рисовать.

Я: И никто не отговаривал?
Т.Т.: В семье мое увлечение рисованием не особо ценили. Были некоторые преподаватели, которые меня поддерживали. Например, по акварели у меня была заслуженная художница России, член всевозможных художественных сообществ. Ее работы уже тогда продавались за огромные деньги. Ее сын, кстати, учился вместе со мной в одном институте, и с ним была забавная история.

Я: Какая?
Т.Т.: Как-то на сессии преподавательница поставила ему “тройку”, сказав, что ему должно быть стыдно так рисовать при такой талантливой матери. После этой фразы он начал дико смеяться. В коридоре я спросила, что с ним. А он ответил: “Я не успел нарисовать, это мамин рисунок”. Дальше мы хохотали уже вместе.

Я: Видимо, преподавательский состав “отлично” разбирался в своем предмете. Что было потом?
Т.Т.: Я убрала все принадлежности на 7 лет, а чувство триумфа от хорошо сделанного диплома ко мне пришло через много лет, когда я случайно нашла свои эскизы и образцы шейных платков, для которых я делала дизайн. Моя начальница на работе посмотрела на них и сказала: “А чего ты их не продашь? Они ж такие красивые!”. Все платки я распродала.

Я: Чем ты занималась после института?
Т.Т.: Я вышла замуж и погрузилась в материнство.

Я: Ребенку передалось творчество?
Т.Т.: Дааааа, она в свои 14 лет уже переплюнула маму. Она учится в школе и параллельно на курсе университета, в политехе. Она лучший студент на курсе компьютерной графики. То, что она умеет сейчас, я до сих пор не умею. Я очень ей горжусь и готова поддержать.

Я: Как складывался твой профессиональный путь?
Т.Т.: Одно время я работала на телевидении ассистентом стилиста. Мне не понравилось.

Я: Почему стилист?
Т.Т.: На самом деле, стилистом в журнале “Афиша” я подрабатывала еще на первом курсе института. Так что эта профессия позднее в моей жизни появилась не внезапно.

Я: Телевидение, значит, не подошло?
Т.Т.: Там был очень дикий темп. К тому же работа была в Москве, а семья осталась в Петербурге. Когда они уже начали забывать, как меня зовут (смеется), я поняла, что пора домой. В общей сложности, там я проработала меньше года.

Я: Что было после?
Т.Т.: Меня пригласили работать в ивент-агентство, делать квесты-свидания класса люкс. Поначалу мне все очень нравилось, но со временем я поняла, что и эта тема не совсем моя. Не было ощущения, что ты приносишь пользу, потому что люди там были достаточно избалованные жизнью и не способные радоваться искренне и по-детски.

Я: Ты оттуда ушла и…?
Т.Т.: Да, ушла. Через некоторое время меня позвали в онлайн-проект, который делает курсы для художников.

Я: Ты тогда уже начала рисовать?
Т.Т.: Начала, но для себя. И совсем немного. Но вот именно в этой компании я стала рисовать больше. По работе я начала курировать детское направление. К тому моменту я уже придумала курс по этикету и героя-дракона. На работе этот проект буксовал, и я опубликовала его в издательстве “Скребейко”. Однако это испортило отношение на работе. Нужно было уходить. Некоторое время я ничего не делала.

Я: Расскажи про сотрудничество с издательством “Скребейко” подробнее.
Т.Т.: Замечательное сотрудничество (смеется). С ними мы сделали несколько комплектов писем. Письма для детей про этикет, о которых мы говорили. Есть еще письма для взрослых. Их я назвала “Письма под подушкой”.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Я: Почему под подушкой?
Т.Т.: Когда я была маленькая, моя мама придумала историю, что у нее в кабинете под рабочим столом живут гномы и приносят подарки. Я не верила к тому моменту в Деда Мороза, но вот на гномов я конкретно охотилась. Еще эти гномы приносили иногда под подушку чудесные записочки. И я подумала, что это замечательно подойдет и для взрослых девочек, которым очень нужна поддержка.

Я: Что произошло после вынужденного ухода с работы?
Т.Т.: Однажды я ждала ребенка из школы и забыла взять с собой книжку. Скачала на телефон какое-то приложение для рисования на фото. Я взяла и нарисовала пальцем какого-то толстого и странного кота, и он мне так понравился, что я купила стилус и продолжила рисовать на фотографиях. Некоторые из них публиковала в Фейсбуке. И где-то через месяц мне написала Ольга Соломатина, которая помогает людям писать книги. Она предложила мне проиллюстрировать ее новую книгу в обмен на ее писательский курс. Пройдя курс, я поняла, что у меня получается не только рисовать, но и писать. Так я стала писать и иллюстрировать сказки.

Я: О, как здорово! А когда появился первый клиент?
Т.Т.: Я стала выкладывать свои сказки в Инстаграм. Примерно через месяц мне написала девушка из большого ресторана в Петербурге и предложила что-нибудь сделать для них, так как они всем рестораном, как оказалось, читали мои сказки, и им очень они нравились. Я согласилась, и мы сделали квест в Instagram.

Я: Что это был за квест?
Т.Т.: Я придумала для ресторана героев и историю про город, где жили пиццы. Каждый день мы выкладывали задание, а по итогам всех выполненных заданий получалась фраза. Кто первый ее отгадал, тот получал бесплатный ужин в ресторане. Квест прошел на “ура!”.

Я: Что было после квеста?
Т.Т.: Как-то внезапно на меня посыпались заказы. У меня даже в мыслях не было становиться фрилансером, но вышло именно так. Вместе с заказами появились и хейтеры, другие иллюстраторы, которых почему-то моя деятельность раздражала. У меня тогда даже не было еще портфолио, и они сильно проходились на этот счет. Сейчас оно у меня появилось, но теперь они и за него меня критикуют (смеется).

Я: В общем, офисная работа откладывалась?
Т.Т.: Да, на тот момент у меня появилась работа иллюстратором на несколько месяцев вперед.

Я: Какие сложности были?
Т.Т.: Сложности были в том, что я, в принципе, не была иллюстратором. Многое пришлось осваивать, изучать. Я начала посещать разные курсы.

Я: Клиенты продолжали приходить?
Т.Т.: Клиентов было слишком много, много срочных заказов, дикая усталость. Решила эту проблему я поднятием цен. Мне было страшно, но, как выяснилось, это прекрасно сработало. Теперь я делаю меньше, но качественнее. Также и жизнь перестала быть сумасшедшей.

Я: Как ты продвигаешь себя?
Т.Т.: Хаотично. Я честно пыталась делать контент-план, стратегии и тому подобное, но как только я начинаю жить по плану, все ухудшается. Как только я сделаю что-то хаотично, напишу пост под влиянием момента, ко мне приходят и клиенты, и подписчики. Меня это немножко расстраивает, потому что я знаю, что без системы жить сложно. В итоге, я стала каким-то оборотнем — наполовину хаотик, наполовину системщик. Так и живу.

Я: Что работает в твоем случае?
Т.Т.: Сарафанное радио. Люди приходят ко мне от других людей.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Я: Ты говорила, что учишься на психолога. Расскажи, почему такой выбор второй профессии?
Т.Т.: Поначалу мне было сложно общаться с клиентами, разные рабочие моменты очень тяжело мне давались. Помогли тогда книги по психологии. Вторым решающим фактором было то, что когда-то мне сказали, что я не могу быть автором детских курсов, так как я не педагог и не психолог. И я решила это исправить. Недавно закончила второе высшее, но продолжаю учиться дальше.

Я: Как это помогает тебе сейчас?
Т.Т.: Мне намного легче стало общаться с людьми, но также это повлияло и на мои рисунки. Иллюстрации должны создавать определенный эмоциональный фон и отклик. Психология помогла рисовать и писать глубже.

Я: Давай вернемся к социальному проекту “Школа веры в чудеса”. Как появилась его идея?
Т.Т.: На мои Живые Письма стали отвечать дети. Потом стали отвечать взрослые. Одна девушка написала, что ей очень помогли мои письма. Личная терапия ей была не по карману, а письма стали отличным помощником в сложный момент. И я подумала, что да, терапия часто бывает дорогостоящей, а книги написаны слишком обобщенно или сложно, чтобы реально помогать. Мне захотелось что-то с этим сделать, ведь людям нужна забота, искренняя, доступная в любой момент. Игровой формат отлично для этого подходит. В игру втягиваешься, ее можно в любой момент прекратить и вернуться, когда потребуется.

Я: Все ссылки на проекты Теоны можно найти под интервью. А мы будем потихоньку закругляться. Дай, пожалуйста, напоследок несколько советов читателям.
Т.Т.: Собравшись что-то делать без поддержки, решите, насколько вы готовы идти до конца. И каждый день делайте 10 маленьких шагов или два, на сколько хватает сил. Не бойтесь что-то бросать, если вы не видите смысла в продолжении. Дайте себе возможность идти к своей цели, несмотря ни на что. И еще: постоянно пробуйте что-то новое, хулиганьте и балуйтесь.

Я: Теона, спасибо большое за возможность с тобой пообщаться!

Сохранить в Pinterest

Познакомиться с Теоной можно в:

Facebook 

Instagram

Проекты Теоны:

Живые письма
Этикет с Очень-Невоспитанным-Драконом
Письма под подушкой для взрослых девочек
Динозаврики. Истории о дружбе для малышей

Социальные проекты: «Школа веры в чудеса» и онлайн-детский сад для взрослых девочек, где воспитанницы будут осваивать заново разные полезные навыки: концентрацию, креативность, умение шалить и баловаться, любознательность и др. Вся информация о проектах размещается на странице Теоны в Facebook.

8 Comments

  • Супер! Очень рада познакомиться с историей Теоны и её проектами ближе!

    Ответить
    • Настя, спасибо за внимание к нашей беседе 🙂

      Ответить
  • Таня, Теона, спасибо за интервью! Я вот тоже такой же человек: то система и план, то полный хаос.

    Ответить
    • Спасибо за внимание к нам 🙂 Я тоже после разговора с Теоной поняла, что у меня то же самое)))

      Ответить
  • Это, пожалуй, самое крутая статья о том, как трудно и извилисто порой идти к себе. Читаешь — и сочувствуешь этой маленькой девочке, которая так отчаянно нуждается в поддержке, и ненавидишь «учителей», которые не видят дальше своего носа, и восхищаешься смелостью сделать самое страшное — первый шаг. Очень сильно, Таня, Теона! Спасибо!
    Подписалась на инстаграм-канала Теоны. Это космос!
    Таня, благодаря Вашим материалам я знакомлюсь с такими потрясающе интересными людьми! Благодарю!!!
    (сплошные восклицательные знаки, но это как раз о моём состоянии сейчас)))

    Ответить
    • Оля, я очень рада, что интервью понравилось! Теона волшебная! Спасибо, что следите за блогом 🙂

      Ответить
  • Ещё как слежу, Таня! 🙂 Читаю, вдохновляюсь и развиваюсь!

    Ответить

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика